+7 (495)  Доб. Москва и область +7 (812)  Доб. Санкт-Петербург и область

Прощение долга и дарение

Прощение долга и дарение

Статьи для бухгалтера Когда прощение долга контрагенту по договору займа не признают дарением Налоговики нередко признают прощение долга дарением. Аудиторы рассказывают, как с помощью судебной практики избежать проблем с налоговой инспекцией. Когда дарение невозможно Формально прекращение обязательства прощением долга по договору займа между компаниями разрешено. Но по пп. Таким образом, при прекращении обязательства путем прощения долга есть риск признания такой сделки недействительной ничтожной , в силу несоответствия ее требованиям закона или иных правовых актов на основании ст.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Эрделевский, доцент МГЮА, кандидат юридических наук. Прощение долга издавна признавалось советской и российской правовой доктриной и судебной практикой в качестве одного из способов прекращения обязательств.

Верховный суд напомнил об отличиях дарения от реструктуризации долга

Эрделевский, доцент МГЮА, кандидат юридических наук. Прощение долга издавна признавалось советской и российской правовой доктриной и судебной практикой в качестве одного из способов прекращения обязательств.

С принятием первой части Гражданского кодекса РФ он впервые оказался прямо предусмотрен ст. Это нововведение порождает ряд непростых вопросов, приобретших особую актуальность после принятия второй части ГК, где претерпело существенные изменения по сравнению с ГК РСФСР 1964 года правовое регулирование отношений, возникающих в связи с заключением договора дарения.

Изменения коснулись и самого понятия такого договора. Согласно п. Нетрудно видеть, что по своей конструкции этот вид дарения имеет значительное внешнее сходство с прощением долга, определяемым в ст.

Наличие сходства уже отмечалось в юридической литературе, причем иногда из этого обстоятельства делались прямо противоположные выводы. Так, М. Масевич, отмечая, что дарение является двусторонней сделкой, указывает, что "этим признаком дарение отличается от прощения долга, которое в соответствии со ст.

Иного взгляда придерживается М. Брагинский, считая, что, поскольку прощение долга выражается в форме освобождения кредитором должника от имущественной обязанности, оно в результате становится одним из видов дарения и "во-первых, должно быть основано на соглашении сторон и, во-вторых, подчиняться ограничениям и запретам, установленным ст.

Авторы процитированных суждений по-разному квалифицируют прощение долга - в первом случае как одностороннюю сделку, во втором - как двустороннюю. Самостоятельное и весьма важное с точки зрения правоприменительной практики значение имеет и вопрос о распространении на прощение долга тех ограничений и запретов, которые применяются в отношении договора дарения. Сегодня в отношениях между коммерческими организациями нередко практикуется прощение долга, в особенности частичное.

Если бы во всех случаях прощение долга являлось одновременно и договором дарения, такие сделки следовало бы считать недействительными ничтожными , а это, в свою очередь, повлекло бы негативные последствия в частности, с точки зрения налогового законодательства. Например, ст. Рассмотрение поставленных вопросов начнем с числа сторон, волеизъявление которых необходимо для прощения долга.

Иногда прощение долга, называемое отказом кредитора от права требования, квалифицировалось как односторонняя сделка, но чаще - как разновидность прекращения обязательств по соглашению сторон в рамках ст.

Представляется, что есть основания считать прощение долга двусторонней сделкой. Заметим, что двусторонней абстрактной сделкой считается и прощение долга, предусмотренное, например, в параграфе 397 Германского Гражданского Уложения далее - ГГУ. При этом, однако, данный параграф прямо устанавливает, что прощение долга совершается по соглашению между кредитором и должником, в то время как в ст.

Достаточно определенное решение поставленного вопроса в российском гражданском праве становится возможным в результате применения правила п. Таковой считается сделка, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны.

Таким образом, чтобы одностороннее волеизъявление лица могло быть признано в качестве односторонней сделки, то есть оказалось действием, способным порождать правовой результат, необходимо наличие специального указания об этом в законе, ином правовом акте или соглашении сторон.

В качестве примеров указаний такого рода в законе можно привести выдачу доверенности ст. В то же время в отношении договора ни п. Изложенное позволяет сделать вывод, что если норма закона, посвященная конкретному юридическому действию, совершение которого влечет возникновение, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей более чем у одного лица, не дает оснований достаточно определенно квалифицировать это действие в качестве односторонней сделки именно такого рода ситуация возникает с прощением долга, в результате чего у кредитора прекращается право требования, а у должника - корреспондирующая этому требованию обязанность , то такое действие следует считать дву- или многосторонней сделкой.

Поэтому прощение долга должно квалифицироваться как двусторонняя сделка, в связи с чем для ее совершения необходимо достижение соглашения между кредитором и должником. Перейдем к анализу следующего вопроса - всегда ли прощение долга является одним из видов дарения и в связи с этим подвержено ограничениям, установленным в отношении дарения в ст.

Прежде всего рассмотрим более подробно некоторые из этих ограничений. Целесообразно обратить внимание, что российское гражданское законодательство всегда имело много общего с гражданским законодательством Германии. В действующем же ГК это сходство становится еще более заметным. Претерпели изменения в сторону сближения с германскими и многие уже существовавшие российские гражданско - правовые институты с точки зрения их содержания, как это, например, произошло с договором дарения ст.

Теперь российский договор дарения может быть не только реальным, как это было в ст. Эти нововведения можно только приветствовать, поскольку они направлены на сближение российской правовой системы с наиболее развитыми иностранными. Конечно, российский законодатель не копировал механически нормы иностранного права. Поэтому при сравнительном исследовании российского ГК и Германского Гражданского Уложения можно говорить лишь об увеличении сходства между ними, но не о полном совпадении.

Отсутствие такого совпадения - вполне естественное явление. И все же в некоторых случаях совпадение было бы желательно. Это в полной мере относится к ст. Статья 575 ГК устанавливает перечень случаев, когда дарение не допускается, кроме так называемых "обычных подарков", то есть подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда МРОТ. Наиболее одиозным и вызвавшим справедливое возмущение многих российских правоведов да и не только правоведов было включение в указанный перечень подарков государственным и муниципальным служащим в связи с их должностным положением или исполнением ими служебных обязанностей.

Такую реакцию вызывает, конечно, не сам запрет на дарение государственным служащим подарков, которые, развивая терминологию российского законодателя, следовало бы называть "необычными" то есть стоимостью свыше пяти МРОТ , а именно разрешение на получение ими обычных подарков.

Это разрешение декриминализирует предусмотренные ст. Более того, оказывается декриминализировано и неоднократное получение и дача взятки в виде обычных подарков ч. А это практически снимает какой-либо верхний предел совокупного размера взяток в виде обычных подарков.

Не хотелось бы предполагать наличие у законодателя именно такого намерения - покровительства взяткодателям и взяткополучателям - при разработке закона, однако разумно обосновать наличие какого-либо иного намерения не представляется возможным.

Произведенный ст. В отличие от названного случая запрета дарения, где намерения законодателя выглядят хотя и малопочтенными, но вполне определенными, другой случай установленного в ст. Попытка разумно обосновать его не приводит к успеху. Этот запрет касается не всех организаций, а лишь коммерческих, то есть таких, которые преследуют извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности п.

Может быть, законодатель счел, что дарение, то есть безвозмездное отчуждение дарителем - коммерческой организацией своего имущества несовместимо с целью извлечения прибыли, и в общем случае это действительно так. Но эта несовместимость имеет место независимо от личности одаряемого физическое лицо, занимающееся и не занимающееся предпринимательской деятельностью, некоммерческая организация и т. Почему же законодатель запрещает дарение лишь в случае, если одаряемым является коммерческая организация?

Ведь безвозмездное получение коммерческой организацией имущества вполне соответствует целям извлечения прибыли и запрет на получение ею подарка не может быть обоснован несоответствием этого действия целям ее деятельности. Возможно, законодатель презюмирует, что дарение имущества между коммерческими организациями - это притворная сделка.

Но почему он в таком случае не распространяет этот принцип на дарение, производимое коммерческой организацией кому бы то ни было, остается неясным. Кроме того, такая презумпция противоречила бы принципу презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений п. В целом, как представляется, ст. Обратимся к вопросу о том, всегда ли прощение долга одновременно представляет собой и дарение.

Первое, что следует отметить - в ст. И действительно, освобождение кредитором должника от обязанности вовсе не всегда оказывается безвозмездным в точном смысле п. Например, должник обязан уплатить кредитору наличными 1000 руб. Он информирует кредитора, что имеет возможность немедленно взять взаймы под проценты у третьего лица 500 руб.

Кредитор оказывается перед выбором, что предпочесть - синицу в руках в виде реальных 500 руб. Вполне вероятно, что кредитор предпочтет первое и между сторонами будет заключено соглашение, по которому должник передаст кредитору наличными 500 руб.

Это будет именно соглашение о прощении долга ст. Предметом обязательства останется передача денежных средств по прежнему долговому обязательству, хотя и в меньшем размере; способ исполнения также не изменится, так как деньги передаются в наличной форме после наступления срока их уплаты.

Таким образом, в приведенном примере имеет место правомерное прощение долга, которое обусловлено встречным имущественным предоставлением, а в силу этого не является безвозмездным и не может быть отнесено к дарению. Можно привести другой гипотетический пример.

В силу заключенного договора купли - продажи продавец должен передать покупателю предварительно оплаченный товар, который покупатель в дальнейшем предполагал реализовать в другом городе, где находится единственный потенциальный потребитель этого товара. Однако к моменту передачи товара существенно возросла стоимость перевозки. Покупателю стало экономически выгоднее лишиться как средств, затраченных на оплату товара, так и самого товара, чем доставлять его к запланированному месту реализации, поскольку с учетом покупательной способности потенциального приобретателя убытки во втором случае будут большими, чем в первом.

По договору купли - продажи покупатель обязан принять товар от продавца, в данном случае - вывезти его со складов продавца, что также сопряжено с расходами, даже если после вывоза покупатель попросту выбросит его ст. Покупателю целесообразно вообще освободить продавца от обязанности передать товар, рассчитывая, что в этом случае и продавец не будет требовать от покупателя товара его принятия, а воспользуется сложившейся ситуацией для того, чтобы впоследствии реализовать тот же товар в существующем или переработанном виде.

Если же покупатель не простит продавцу долг обязанность передачи товара , у последнего не будет стимула отказаться от права требовать от покупателя принятия товара. Понятно, что при таких обстоятельствах прощение долга, хотя внешне и безвозмездное, вряд ли можно считать дарением, так как действительная воля покупателя направлена не на безвозмездное освобождение продавца от обязанности передать товар, а на полное прекращение обязательственного отношения, участие в котором стало для покупателя убыточным.

Происходящее в результате безвозмездного освобождения продавца от обязанности сохранения его имущества при этом может быть для покупателя безразличным, как, например, безразлично для собственника, отказавшегося от вещи, приобретет ли кто-либо право собственности на эту вещь впоследствии.

Изложенное не означает подмену правовой цели дарения ее мотивом, который не влияет на квалификацию сделки и ее действительность. В общем случае действия дарителя не обязательно должны быть основаны на чистом альтруизме. Так, если даритель передает одаряемому ценную вещь в расчете на последующее составление последним завещания в пользу дарителя, это не препятствует квалификации сделки как дарения. Получение наследства будет ожидаемым только с моральной, но не с правовой точки зрения.

Поэтому передача имущества в этом случае будет в полном смысле безвозмездной. Передачу вещи или права нельзя считать безвозмездной, если само действие одаряемого принятие дара представляет для дарителя имущественный интерес.

Поясним это на примере. В западноевропейских государствах в силу муниципального законодательства выбрасывание имущества сопряжено с определенными хлопотами и затратами. Поэтому в газетах часто публикуются объявления с предложением дарения холодильника, стиральной машины, мебели и т. Обычно правовая цель дарителя при этом вовсе не направлена на передачу имущества в собственность одаряемому, хотя такое последствие, конечно, наступает.

По существу дарителю нужна услуга, которая состоит в освобождении его от вещи, не представляющей для него существенной ценности и ставшей по разным причинам обременительной. При таких обстоятельствах принятие дара путем его вывоза нет оснований не считать встречным имущественным предоставлением со стороны одаряемого.

Подобная ситуация возможна и в отношениях между коммерческими организациями. Итак, проведенный анализ приводит к следующему выводу: прощение долга вовсе не обязательно является разновидностью дарения; дарение же в виде освобождения одаряемого от обязанности по отношению к дарителю всегда является одновременно и прощением долга.

Поэтому последнее подвержено ограничениям, установленным для договора дарения, только тогда и постольку, когда и поскольку оно представляет собой дарение, а таковым оно может и не являться. В случае спора о действительном характере прощения долга вопрос должен решаться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела, позволяющих выяснить, на достижение каких правовых последствий была направлена воля кредитора.

Если она была направлена на сохранение имущественной массы должника путем безвозмездного освобождения его от имущественной обязанности, то в этом случае прощение долга является дарением; при отсутствии этих условий прощение долга не может быть признано дарением и в силу этого не подвержено ограничениям, установленным в ст.

Прощение долга и договор дарения: проблемные вопросы правоприменения

Матвиенко С. В настоящей статье рассматриваются возникающие в правоприменительной практике проблемные вопросы, связанные с соотношением договора дарения и такого способа прекращения обязательства, как прощение долга. Анализ судебной практики позволил выявить ряд проблем в толковании и применении норм, регулирующих правоотношения, которые вытекают из договора дарения и института прощения долга. Ключевые слова: договор дарения, прощение долга, безвозмездная сделка, односторонняя сделка, недействительная сделка. Соотношение института прощения долга и договора дарения на сегодняшний день в судебной практике вызывает огромное количество споров, о единообразном разрешении которых говорить не приходится. Правовым основанием данной проблемы, как это довольно часто бывает, является достаточно скупое регулирование такого института прекращения обязательства, как прощение долга, и наличие в норме, посвященной договору дарения, упоминания о возможности освобождения лица от лежащей на нем имущественной обязанности в качестве дара.

ПРОЩЕНИЕ ДОЛГА И ДОГОВОР ДАРЕНИЯ

Отрасль права: Гражданское право 24. Дело в том, что в коммерческой практике юридического лица периодически возникают ситуации, когда организации необходимо, допустим, простить долг, а вместо этого фактически производится дарение и наоборот: надо подарить, а вместо этого идет прощение долга , или совершить прощение долга или дарение в виде освобождения от имущественной обязанности , хотя, фактически, отношение оформляется пожертвованием. При этом такие ситуации возникает как между коммерческими организациями, так между коммерческой и некоммерческой организациями.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Прощение Долгов - Стоит ли Прощать Долги - Маг Sargas

ВС РФ: прощение долга не считается дарением, если компания отказалась его взыскивать на условиях реструктуризации сроков погашения задолженности 13 февраля 2017 Средний балл: 0 из 5 Темы: Нарушение договорных обязательств Суды установили, что отказ стороны от взыскания задолженности по договору является фактически дарением спорной суммы ответчиком. Верховный суд пришел к другому выводу. Стороны заключили договор подряда. Ориентировочная стоимость работ, выполняемых подрядчиком - 747 200 000 руб. Сторонами был согласован порядок генподрядчиком работ. Позднее, между сторонами заключено соглашение о реструктуризации задолженности к договору подряда.

Прощение долга одаряемого может быть названо правомерным, если даритель , освобождая одаряемого от определенной обязанности, не нарушает прав других лиц в отношении принадлежащего ему имущества, а также, если одаряемый не высказывает возражений против освобождения его от имущественной обязанности. Правоотношения, касающиеся прощения долга, регламентированы нормами ст.

.

Прощение долгов

.

.

Прощение долга одаряемого

.

Когда прощение долга контрагенту по договору займа не признают дарением

.

Предметом дарения может выступать освобождение получателя подарка от долга, имеющегося у него перед дарителем. Прощение долга одаряемого.

Соотношение прощения долга и договора дарения

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Экономические отношения в Исламе - 14. Представительство. Поручительство. Перевод долга. Дарение
Комментарии 4
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. tiafietrucdi

    Я считаю, что Вы не правы. Я уверен. Предлагаю это обсудить. Пишите мне в PM, пообщаемся.

  2. itafin

    Точно, вы правы

  3. Анфиса

    Не могу сейчас принять участие в дискуссии - нет свободного времени. Но скоро обязательно напишу что я думаю.

  4. Лада

    Всё выше сказанное правда.